Шатуновский Сергей Владимирович — официальный сайт Подписка В закладки Контакты
Наши жители

Металлург

Хохлов Пётр Иванович

Рассказывать? А что тут рассказывать...? Вот, хорошо, что не забывают. Хотя иногда хочется, чтобы вспомнили - не вспоминают, а другой раз так все вместе. Ну да ладно, о чем говорить будем?


Родители

У отца моего, Ивана Максимовича, было полтора гектара земля в деревни Колычино, Погорельского района, которая ему по наследству досталось от отца. Была у него скотина разная, кони. Когда революция случилась, он всё передал в колхоз. В общем-то, всё имущество у него и осталось, только двух лошадей забрали. Отец остался руководить этим хозяйством, стал председателем колхоза, который в конечном итоге считался лучшим в районе.

Мама моя была простой крестьянкой. Отец женился на ней, не так, как сейчас – увидел, полюбил, женился. Тогда его мать едва поленом не пришибла, когда услышала разговор дочерей о том, что якобы у Степана появилась невеста. Не хотела мать ту девушку в дом пускать. Так перечить родителям отец не стал. Потом уже, через много лет, когда мамы не стало, он свою первую любовь в дом привёл. Но жизни у них не получилось.

 

Учёба

 Кроме меня у них с мамой было еще восемь детей. Я в 1929 году родился. Пятеро умерло из-за болезней или из-за голода. Остальные, и я вместе с ними, росли. Нужно было учиться. Но в школу приходилось идти за 2 километра. Она там при церкви стояла. Хозяйка тех мест – Елизавета Нарышкина её построила. Там была учительница – попова жена. Мы её попадьёй звали. Но, как оказалось, она была самой лучшей учительницей за всю мою жизнь. Помню даже имя её – Анна Павловна. Она нас научила читать и писать. Ручек нам сразу не давала, писали карандашом. Вот я брал дома карандаш, клал его в сумку, и шёл в школу. Два класса там и отучился. А в 37 году попа той церкви арестовали и увезли вместе с его женой. И мы без учительницы остались. Вот тогда мука с учителями и началась. С нами стал заниматься молодой человек и вёл по два класса сразу – второй и четвёртый. В общем, никаких знаний мы не получали.


И потом ни до войны, ни в войну мне всё не удавалось учиться – работал. Ну а в войну, как ни старались нас, детей, учить грамоте, не до учёбы было… Да и переезжали мы с семьёй несколько раз. Поэтому по два года в одном классе сидел.


Елизавета Нарышкина


Школа в Волосово была устроена последней владелицей усадьбы княжеского рода Куракиных, Степановское-Волосово. И располагалась она в деревне Волосово, Зубцовского района, Тверской области. Обер-гофместерина Елизаветта Алексеевна Куракина, в замужестве Нарышкина была дочерью князя Алексея Борисовича Куракина, внучатого племянника брата основателя имения - Александра Борисовича Куракина.


Елизавета Алексеевна учредила во флигеле главного дома усадьбы Елизаветинскую общину и передала ей часть хозяйственных строений. А церковноприходскую школу она устроила во флигеле, при домашней церкви Бориса и Глеба.


Как рассказывал отец, когда он попал в плен к немцам, в войну 1914 года, эта соседка, Елизавета Нарышкина, присылала ему посылки с едой в Германию. Он там два года пробыл – так она все это время его поддерживала. Отцу, конечно, сильно завидовали – мало кому так везло.
Е.А. Нарышкина вообще женщиной хорошей была, доброй. Про неё много доброго можно было услышать. 


У неё сад хороший был, деревьев много. Вот, говорят, кто-то спилит ель, его приведут к ней, для наказания. А она выйдет на балкон, покажет рукой на сад и скажет: «Вон много ещё как елок. Одну спилил – да и ладно». И отпустит.
Она потом, когда случилась революция, пряталась в наших краях. Моя супруга мне про это рассказывала – а она из тех мест, -  что и её родственников Елизавета Алексеевна хоронилась от большевиков.  Позже ей разрешили в Москву приезжать, а потом и в Париж Ленин отпустил.

Работа

Мы, дети, тогда трудились наравне со взрослыми – с утра и до темна. То цветы выбирали из травы до сенокоса, чтобы сено было лучше, капусту пололи, постарше стали – лошадей водили перед бороной, а женщины хлеб сеяли. И отцу мы с братьями помогали всегда – и когда он в колхозе работал и позже, когда его в район работать направили.  Делали мы всё подряд.
Однажды отец дал нам с братьями топоры и велел слежавшуюся закаменелую соль рубить и возить в город, туда, где кожу солили. Вот тогда мы заработали по десять рублей каждый.
Ещё помню, как я себе на новое пальто заработал сорок восемь рублей. Меня в поле вместе с женщинами отправили. Я лошадь или быка с бороною вёл, а женщины сеяли хлеб. Вот целое лето проработал и пальто купил. У него подклад был в горошек, как сейчас помню.
А так, что ни  скажет нам отец делать – всё выполняли.

Отец

Мой отец трудился много. У него никто никогда на месте не сидел. И быстро его хозяйство в передовые вырывалось. Благодаря этому, он бывал в Москве, в Кремле. Приезжал туда на Съезд передовиков сельского хозяйства. Там вступил в Партию, книжек домой навёз.  Как-то сидел, читал.. Вдруг  пошёл, взял топор и стал снимать божницу. Весь красный угол от образов очистил. Правда, выбрасывать не стал – на кухню отнёс. Как мать ни плакала, как ни просила вернуть всё на место, не послушал её. Тогда у нас по всей кухне иконы развешаны были. А отец, в красный угол повесил портреты Ленина, Ворошилова, Буденного, Сталина  и других.


            Передовики сельского хозяйства с Н.К. Крупской

Всё быстро менялось. Сначала был хозяином собственной земли, потом стал председателем колхоза. В 1938 году его забрали работать в район, в Погорелое городище. В той местности река Дёржа текла и город раньше стоял на ней - Держаславль. Его город сожгли ещё поляки, и с тех пор он назывался Погорелым городищем. Там и стали мы жить. Все улицы кругом – Навозная, Совхозная, а мы на Советской жили – она одна была булыжником устлана.


Он стал руководить «Заготкожем». Это они ездили на лошадях по деревням, собирали кожи от овец, коров, лошадей, свиней. Но перед войной отца сняли с должности. А вышло так, как и теперь бывает. Он как-то пришёл домой и рассказал матери, что председатель совхоза приходил и просил дать ему хрома для того, чтобы одежду пошить. Он ему в ответ, что мол, давай кожу – я тебе в обмен и на штаны и на пальто дам. А он обозлился. А потом за ним первый секретарь парткома Коротченко пришёл. И такой же ответ получил. 


В общем, отца моего сняли с должности, и отправили в отстающий совхоз, в Вахново, где стал он бригадиром полеводческой бригады. Ну, а через некоторое время тот совхоз стал одним из лучших.


Мы сначала в старом каком-то доме поселись, а потом переехали в хороший, новый дом, возле липового парка. И корову нам сменили - симментальской породы. Она с нами потом в эвакуацию ходила.

Война

К моменту, когда подошла к нам война, мне уже 12 лет исполнилось. Что там ни говорили, а войну мы все уже ждали. Она-то по Европе уже шла. И в Финляндии уже закончилась.
Вот как-то пригнали к нам лошадей – много. Людей на фронт не призывали – там военкомата не было, а лошадей собирали. Некоторые необъезженные были. Но были такие люди, которых это не пугало. Шум-гам такой стоял! И через пару дней конница эта в сторону Калинина двинулись.


А мы остались.13 октября пошел в школу. Смотрю -  телеги стоят, тряпками накрытые. Так вот это были убитые и раненые – там госпиталь устроили. Я, переступая через больных, лежащих в коридорах в школе, дошел до своего класса – никто мне слова не сказал. Нашел свою непроливашку и разбил её. Так, на память… Вернулся домой – отец с братьями уже телеги собирают – уезжать из города. После тщательных сборов, мы с другими жителями Городища отправились от немцев удирать. Тогда уже началась паника. Было страшно, когда мы видели наших солдатов, бегущих кучками - немец наступал… Мы пока лошадей запрягли – подлетели два самолета и начали бомбить нас. Неподалёку нефтебаза была, но ни один снаряд не взорвался. 


Через Дёржу переезжали. По мосту нельзя было из-за бомбёжки. До московской области добрались часов за пять. 


Отец мой, из-за того, что был в плену у немцев в войну 1914 года, на фронт не призывался. Но он собирался пойти к партизанам, а найти их не смог. Мы добрались до Клина, он отправился в военкомат, чтобы разузнать как их найти, но ему сказали ехать вместе с нами. 


Так мы очутились в Ивановской области (сейчас она Владимирская), в совхозе Металлист.
Там много было скотины и всякой живности – войну ждали и многие туда перебрались и запаслись, чем могли. Вот и мы там жили. А месяцев через десять мы узнали, что Погорелое городище от немцев освободили и вернулись обратно. Только пожалели потом. Из 65 дворов, осталось шесть, несколько амбаров, сараи какие-то. Нас все помнили, поэтому помогли с домом и работой. А отца снова пригласили работать в «Заготкож». Только теперь они ещё и пушнину собирали.


К нам, то немцы входили, то наши. Немцы ходили к нам – отбирали скотину, наши входили – тоже брали, только справки нам давали и договаривались так, что, скажем, одна корова на два двора теперь была. Но и работать нам помогали – хлеб или лён обмолотить. А мы их кормили, конечно же. Потом стало проще – стали нам пригонять бычков откуда-то, а своей скотины уже не осталось… 


Я и в то время на учёбу в школу ходил, только не всегда это получалось. Например, отец встретит меня по дороге в школу, скажет, что машина с зерном приехала. Всё, в школу не иду – бегу помогать. А помогал так: лягу на крыло – смотрю, чтобы машина по накатам пройти могла. Командовал водителю куда рулить. Часто такое приходилось и по ночам делать – чтоб немец не видел. Только приедет водитель, включит фары или закурит – бомбежка сразу начинается.

Война еще шла. И старшего моему старшему брату пришла повестка в армию. Мы то думали, что он на войну попадёт. А через два месяца пришло от него письмо из Электростали. Его отправили работать на завод – сталь стране была нужна в войну. 


Как-то, в 43 году мы с мамой поехали к её сестре и там узнали, что моего брата травмировали на заводе. Он едва выжил. Лечиться к нам домой приезжал, а потом вернулся на завод и до сих пор там живёт. Ему уже 83 года…


Мать до конца войны не дожила – в 43-м году нас оставила. А вот отец дождался победы. Когда узнал, что война окончилась, вскочил на коня и стал все поля объезжать, чтобы сообщить об этом людям. Тогда прямо на улице мы праздник устроили!


Он прожил всего полгода с того дня. Ему только 56 лет было – от простуды скончался.


                                     

Армия. Индустриальный техникум

Подошёл 49 год. Мне было уже 20 лет. Я ушёл служить в армию, как положено было, по повестке. оДин из моих братьев к тому времени прекратил работать на Электростали. Через некоторое время стал председателем сельсовета нашего, а однажды его направили на учёбу в Калинин, а он вместо этого в Ленинград приехал – паспорт-то у него был при себе всегда. Он стал работать на металлопрокатном заводе. И к окончанию моей службы я получил письмо, вызов на работу на металлопрокатном заводе, где работал мой брат, с обеспечением жилья и прописки. Так я в Ленинграде и оказался.


Помню, что приехал в теплушке на Фарфоровский, где приключений всевозможных хватило, оттуда на Московский вокзал, и на четвертом троллейбусе отправился к брату. Жил у него долгое время, потому что, хоть и удалось мне прописаться сразу, я не мог получить койку в общежитии. А потом на комсомольском собрании все нашли…


Вот тут, наконец, мне удалось выучиться. Я закончил 6-7 класс, а потом поступил в индустриальный техникум. Знания я получил хорошие. Стал прокатчиком высшего класса и с первого момента моего появления на заводе меня поставили мастером. Так и работал я там всю жизнь. Только сначала мы назывались Ленинградским металлопрокатным заводом, а потом нас переименовали в Ленинградский завод Турбинных лопаток. Сейчас этот завод на улице Седова так и стоит. Наш цех закрыли, и потом когда я работал в другом цеху, мастером уже не стал. Там такой цех, где всегда неубрано бывает, а я сильно чистоту люблю. Поэтому согласился быть вальцовщиком шестого разряда. Всего отработал на заводе 33 года. 


Ну, вот и всё. Больше рассказывать нечего…


                                                                                                                                                             Записала Сергачёва Юлия


< Предыдущее интервью К списку интервью Следующее интервью >
 
Карта сайта
Биография
Деятельность
Грамоты и благодарности
Личное мнение
Выборы в законодательное собрание 2011
Фотоальбом
Контакты
Литейный округ
Об округе
История
Муниципальные программы
Газета «Литейный округ»
Муниципальное образование
Документы
Центральный район
Наши жители
Новости района
Электронный справочник
Галерея Центрального района
Виртуальные экскурсии

Новости
Афиша
Публикации в СМИ
Подписка
Добавить в закладки
Задать вопрос
Ответы на вопросы

Выборы в муниципальные советы

Конкурс детского рисунка
Конкурс фотографии
Конкурс "Мой домашний питомец"
Шатуновский Сергей Владимирович - официальный сайт
Депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга
© 2010-2013 Шатуновский Сергей
Разработка сайта — Intrino